Главное меню сайта
Контакты

Independent Journalistic
Investigations
 
e-mail: info@ijr.com.ua
url: www.ijr.com.ua

Партнеры
КОМИТЕТ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ И ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ
www.kpk.org.ua

АНТИРЕЙДЕР
www.antiraider.org.ua

ТЕНДЕРЫ УКРАИНЫ
www.uatender.com

Популярные статьи
» У Києві напали на журналіста - ЗМІ
» Редактора украинского Vogue второй раз за неделю поймал ...
Статистика

.

.

.

.

.

.

.

Статьи: Журналисты - паразиты


Фраза в заглавии относится ко всем журналистам. Профессия стала паразитической, потому что…

***

Электронные СМИ и соцсети сыграли злую шутку, что ты не можешь никакую новость сообщить первым. Лет 15 назад главное было сообщить новость первым, то сейчас уже 50 человек выложило ее в интернет, кто-то обязательно выложил видео, все уже выдвинули свои версии. Мы не можем сообщить новость – все новости известны.

Лозунг НТВ – "новости – наша профессия" - сейчас это уже не наша профессия. Можно провести какое-то журналистское расследование, но все давным-давно расследовано, все возможные документы выложены в интернет, и каждый человек может провести расследование, не вставая из-за стола – просто в Google'e. Раньше можно было сделать интервью с человеком, а теперь у него есть Twitter, Facebook и Instagram.

***

Проверка информации – благородный повод, но есть два "но". Первое - как только инфа появляется в интернете, ее начинает проверять миллион человек, и в комментариях под ней появляется миллион опровержений, в вашей газете оно станет 75-м и до него просто не дойдут.

Соцсети сыграли злую шутку, что ты не можешь никакую новость сообщить первым

Второе – вы такой честный и все проверяете, выиграете ли вы конкуренцию у журналиста, который не проверяют информацию? Нет. Десятки тысяч человек доверят Артемию Лебедеву, потому что он популярный блоггер, и никто не будет проверять его инфу – ездить, звонить и т.д. На своих скандальных заявлениях Лебедев получает больше читателей, соответственно, рекламу в свой блог он может продавать дороже. Поэтому вы, который все это проверил, проиграли.

***

Что должен делать журналист, чтобы быть успешным (не в ожидании страшного суда перед лицом Господа)? Он должен по возможности первым или одним из первых добежать до компьютера и написать банальность. Не надо писать сложную мысль – вы проиграете. "Химкинский лес на две елки" – это читают, "Экологическая ситуация в Химках" - не будет читаться.

Честная качественная журналистская работа никому не нужна. Чем больше ты работаешь, тем больше ты проигрываешь. И что с этим делать – непонятно.

Если ты хочешь быть известным, тебе нужно что-то вот такое отчебучить

Кто знает Олега Кашина? Много. Чем он известен? Тем, что его избили. Политковская известна тем, что ее убили. Если мы сравним количество людей, которые знают о ее убийстве, с теми, кто прочел хоть один ее репортаж, пропорция будет 98% к 2%.

Если ты хочешь быть известным, тебе нужно что-то вот такое отчебучить. Чем известна Елена Костюченко? Тем, что она лесбиянка. Это лучший действующий русскоязычный репортер, но все знают, что она лесбиянка и почти никто не читал.

Когда-нибудь эта ситуация урегулируется и мы начнем отличать плохое от хорошего.

***

Что я называю паразитированием? Раньше был журналист из известного уважаемого издания, и он часть репутации своего издания и своей личной отдавал человеку, про которого он рассказывал. Даже если это был какой-то советский очерк о герое социалистического труда. Тем не менее, газета "Правда" своей публикацией про героя соцтруда беатифицировала этого человека. Сейчас ситуация абсолютно обратная. Мы пытаемся привлечь интерес к себе, высказываясь о людях, которые привлекают к себе почему-то интерес.

Давайте посмотрим на ньюсмейкеров, если это не Путин, Янукович или Тимошенко, то это Pussy Riot или Femen, либо спортсмены. Ничто не занимает такого объема в СМИ, как Pussy Riot, Femen и Олимпийские игры. Во всех трех случаях речь идет о теле, а не о духовных поисках или холодном уме. Речь идет о физических актах.

Мы пытаемся привлечь интерес к себе, высказываясь о людях, которые привлекают к себе почему-то интерес

Если можно было бы показывать порнографические фильмы вместо программы «Время», то показывали, потому что рейтинг.

В завуалированной форме нам показывают ту же порнографию, хоть я против нее ничего не имею.

Вернемся к Тимошенко. Вокруг чего вращается разговор? Болит у Тимошенко спина или нет, ходит она или нет? Рузвельт вообще не ходил. К работе президента его инвалидность не имеет отношения. Внятной попытки разобраться в том, что она сделала, и каким должен был бы быть газовый контракт, не было, а если и была, то на нее не обратили внимания. Политическая деятельность нивелируется относительно медицинского диагноза.

***

Уже три года я не работаю в штате какого-то издания, потому что если ты в штате, то тебя заставляют на чем-то паразитировать. "Пойди и напиши о том, болит ли у Тимошенко спина. Напиши, потому что это всех интересует". Воровка она или спасительница, никого не интересует, потому что у каждого есть мнение по этому поводу, и они знают цену своим аргументам и поколебать их в этом мнении нереально.

***

Киев, "Оранжевая революция". Я добился эксклюзивного интервью с Юлией Тимошенко, на какой-то даче, ночью. Я спрашивал, она отвечала. А на каком-то этапе она берет меня за руки и говорит: "Валера, вы не переживайте, все будет хорошо".

Если ты в штате, то тебя заставляют на чем-то паразитировать

Я пишу совершенно пламенный репортаж о том, какой она харизматичный политик. Сдаю текст и иду выпить, а уже поздно. Нахожу заведение "З ранку до ночі", в котором можно выпить, но оно оказывается борделем. Заказываю двойной виски без льда, там какой-то шест и девушки танцуют. Девушка одна подсаживается и предлагает провести вместе время. Я извиняюсь и говорю, что я устал. Она берет меня за руки и говорит то же самое, что и Тимошенко до этого. И от нее прет такая же политическая харизма. И тут я понимаю, что я идиот.

***

Я принял для себя решение, что я буду рассказывать только о людях, которые слабее, чем я, на которых я не могу паразитировать. Это лишает меня возможности взять интервью у артиста, политического деятеля, но это дает возможность не ошущать себя опустившейся кошкой, которая раньше была охотником, а сейчас роется по помойкам. Я себе могу позволить сделать такое, потому что у меня уже есть какое-то имя. Писать о людях, о которых никто не знает в наших условиях почти невозможно. Поэтому нужно писать о чем-то, что привлекает внимание.

Если вы написали текст, но его никто не видел, это означает, что вы его не написали. Я иногда рассказываю истории о том, какой я идиот, и они привлекают внимание. Они создают баланс. Потому что как рассказать какую-то востребованную историю и при этом не паразитировать на этом, я не знаю.

Если вы написали текст, но его никто не видел, это означает, что вы его не написали

В Штатах это как-то регулируется. В газете "Лос-Анжелес таймс" я прочел прекрасную историю о том, как мальчик из Пуэрто-Рико искал свою маму – нелегальную мигрантку. Как он пересек границу, его подобрал дальнобойщик и кормит его, официантка замечает, что он нелегал, но звонит в полицию только когда они уезжают. Полицейский находит этого мальчика и отбирает его у шофера, но везет его к себе домой. Потрясающая история! Но такого не может быть в России или Украине. Это сила истории, которую мы читаем только потому, что это интересная история. Очень редко люди способны читать что-то только потому, что это хорошо написано.

***

У меня есть детский правозащитный проект, "Правонападение". Девочка-секретарь пять раз переврала название, неправильно прочитав.

Люди, которые привыкли читать Twitter чаще, чем Толстого, проскакивают текст целыми абзацами, поэтому теряют смысл. Поэтому хорошо написанный текст перестает выигрывать у плохо написанного.

Если сейчас люди в конкурентной борьбе среди журналистов побеждают, выкрикивая банальности, то, возможно, когда-нибудь это изменится, и станут цениться люди, которые хорошо рассказывают истории.

***

В воскресном приложении к одной английской газете рассказываются истории людей. Вот есть молочник в Сассексе, он работает там уже 50 лет, как устроен его бизнес. У нас такую историю можно представить только в каком-нибудь "Караване историй", и то это будет какая-нибудь звезда. Но ведь интересно же узнать, что думает, к примеру, о приватизации или Pussy Riot какой-нибудь водитель автобуса из Пензы? Нет, это никому не интересно. Непосредственный интерес к людям, хорошее рассказывание историй – это никому не нужно.

Непосредственный интерес к людям, хорошее рассказывание историй – это никому не нужно

Такая тенденция – культурная в нашей стране. Если знаешь почему, то практически знаешь что делать. А если бы я знал, что делать, я бы уже это сделал.

***

В наших странах известные журналисты – те, кого не надо читать, а можно смотреть.

***

Что касается кнопки совесть – я не знаю, где она, ответственность – тоже не знаю. Зато я знаю, где находится кнопка "страдание". Если вы смотрели в интернете мои статьи для "Коммерсанта", то я даже знаю, на каком абзаце при их прочтении вы стали плакать.

За полноценных 5 академических пар я мог бы научить, как это делать. Люди не пишущие, не гуманитарного склада, наверное, не могут быть такому обучены, а вот гуманитарии могут научиться не писать в тексте, как ребенок или его мама плачет, или как я сам плачу, пока пишу этот текст.

Приходити смс: "Ты где?", и я ответил: "На Майдане. Узнаешь меня по оранжевому шарфу".

Вопрос не в том, как ребенок живет после ожогов и как ему нужно иссечь послеожоговые рубцы - в России это считают пластической операцией. Я не считаю это пластикой, потому что это больно, неудобно и травмирует ребенка. Но это же не так сложно, как прогрессирующий порок сердца. Ничего, собирают деньги, как миленькие, и на порок, и на иссечение. Люди плачут не от порока, а от того, что текст их приводит к этому композиционно.

***

Хочу сказать, что с "Оранжевой революцией" связан один из самых гениальных текстов, написанных мною. Когда я его написал, я понял, что я все-таки гений.

Приходити мне смс-ка от знакомого: "Ты где?", и я ответил ему: "На Майдане слева отсцены. Узнаешь меня по оранжевому шарфу".

***

У меня был служебный компьютер, и он плохо работал. Я пришел к главреду Васильеву и попросил новый компьютер или предложил его купить самому. Он ответил, что даст, ведь это рабочий инструмент. И я уехал в Калгари писать по репортажу про антиглобалистов каждый день. Там мой компьютер сломался окончательно, и я писал статьи от руки и потом их диктовал по телефону в Москву. А Васильев в это время сломал руку, правую. И когда я вернулся, я написал служебную записку, в которой указал "прошу написать на эту служебную записку резолюцию минимум из 20 слов, чтоб ты понял, каково это - каждый день заике диктовать репортажи на 250 строк по телефону".

***

Что касается ответственности, это как с сексом: в юности ты смотришь на это, а потом думаешь: "Что ли и самому попробовать?".

Тут есть две вещи. Есть кризис среднего возраста, когда ты позволяешь себе уже что-то думать о мире. И если человек тебе врет в лицо, то ты, будучи 40-летним мужиком, скажешь ему в лицо: "Ну хватит врать", даже если это Путин или Янукович.

***

Я не знаю, что это такое, все в профессии, что можно сделать уже сделано. Когда мне звонила редактор из "КоммерсантЪ. Викенд", и просила написать эссе про восьмое марта, хоть похожий текст уже был. Есть ощущение, что что бы ты ни делал, ты уже это делал.

Ответственность - это как с сексом: в юности ты смотришь на это, а потом думаешь: "Попробовать?"

Статью о том, как люди ушли в увольнение, и кого-то унесло, и спасателей и оповещения не было, я писал уже раз пять, только в одном случае там был мальчик, а в другом девочка. И ты приезжаешь и видишь, что это то же самое. И ты писал об этом. Но текстов про то, как полицейские бьют демонстрантов, я писал сто тысяч, а попытаться спасти девушку, которую затаптывает демонстрация, я никогда такого не делал. И в какой-то момент ты думаешь: "Ну ё-моё!", бросаешь блокнот, бросаешься ее спасать и испытываешь при этом чувства.

***

Я написал в "Газете.ру" отчетливую колонку. Но это была авторская колонка. Там была смешная история – когда я ее написал – это же интернет-издание – отослал, они ее поставили. Я оделся и пошел на Майдан. А ее уже читали люди, забравшись на столбы. "Вот, Москва за нас!". А я же ее только что отправил.

Понятно, что я больше тусовался с "оранжевыми", и понятно, что эти мои репортажи не получились объективными, и было видно кому я симпатизирую, и если этим вы называете "бросание блокнота", то да.

...а ведь у тебя есть какие-то позиции

Но я считаю, что не бывает полностью объективной журналистики. На Западе вы же видите точку зрения репортера в разнонаправленных газетах, и это разные позиции, как в "Таймс" и в "Гардиан". Эти люди не скрывают того, что видят мир по-разному.

Когда мне говорят про объективность, я утверждаю, что ее добиться невозможно. Надо тогда каким-то образом полностью отказаться от своего взгляда на мир, а ведь у тебя есть какие-то позиции.

***

В "Коммерсанте" есть много фольклора. Например, молодому журналисту редактор всегда говорит: "Расскажи о себе", если кто-то заходит, говорят: "Посиди с рабочими". И у нас есть военное выражение "глотать кровавую пыль", которое означает работу в поле против работы редакторов в тепле.

Я приезжаю в Киев на Майдан, и опять случайно оказываюсь в стрип-клубе. В это время мне звонит журналистка Юлия Таратута, которая эмоционально рассказывает о том, что она на Майдане. И мы входим выпить в этот стрип-клуб в гостинице "Днепр". И мы просим выпить без культурной программы. Девочки приглашение с нами выпить приняли как приглашение посидеть с нами в одних трусах.

И тут приезжает Юлия Таратута и видит Панюшкина и его знакомых с коньяком, виски и фруктами, на подлокотниках у каждого сидит по голой бабе, и тут один из товарищей говорит: "Вот это Панюшкин и называет глотать кровавую бесланскую пыль".
Профессиональное образование нужно. Мне, например, его мучительно не хватает. Особенно, когда я долго выдумаю какую-то вещь, а оказывается, что она уже выдумана, и есть упражнения по композиции, и какие-то весьма простые упражнения, которые можно делать.

Я вот всегда своим студентам предлагаю подобрать синонимы к слову "сказал". Мы выдумываем, а потом я прошу студентов объяснить значение каждого из этих слов, и оказывается, что это разные слова.

Мистическая связь слова "хворост" и "форест" редко приходит в голову

Упражнения по пониманию смысла слов – забавная вещь. Редко встретишь человека, понимающего смысл слова "подушка", то, что это вещь, которая кладется под ушко, редко приходит в голову. И мистическая связь слова "хворост" и "форест" редко приходит в голову.

В МГУ мало кто этим занимается.

***

Журналистика не отличается от писательства ничем, это один и тот же инструмент.

Вот почему книга Солженицына "Архипелаг ГУЛАГ" гениальна? Это что – литература или журналистика? Мемуары – это то, или другое?

Мы понимаем, что это один и тот же инструмент. Может быть, писателю не нужны навыки расследования, которым журналиста неплохо было бы обучить.

Когда я познакомилсяс офицером из "Вымпела", он мне по полкам объяснил, как нужно шпионить. У этого есть внятная теоретическая база, но каждый журналист выдумывает ее сам. А можно позвать офицера из ГРУ, и он обучит множеству полезных навыков.

Журналистика не отличается от писательства ничем, это один и тот же инструмент

Такого в России я не видел точно, нечто подобное я видел в Гарварде, где учили писать книги. Не рассуждали о литературе и судьбах отечества, а как составить план, как собрать материал, как привести к единому знаменателю все цифры и даты, чтобы тайм-код совпадал во всех материалах.

Есть внятные методички по обучению английскому языку, но нет внятных методичек по обучению профессии журналиста. Может, когда-нибудь журналистика и была такой, но я ее сейчас не видел.

----------------------------------
 РЕКЛАМА НА САЙТЕ

гостиницы Анапы

С другой – есть возможность побыть в тишине, подышать целебным морским воздухом, насладиться созерцанием пышной южной зелени и экзотических цветов. Немаловажной особенностью отдыха в гостиницах Анапы является возможность организации семинаров и конференций. В некоторых анапских гостиницах есть все для этого: переговорные комнаты, конференц-залы, бизнес-центры, оборудованные в соответствии с пожеланиями клиентов.
 РЕКЛАМА НА САЙТЕ

----------------------------------

Текст "Рождение верблюжонка" редактируют в МГУ до сих пор. Ну он же по темпоритму другой! Ты можешь научиться писать детские книги по этому тектсу, но не редактировать журналистские тексты.

***

Моя любимая байка – про Путина и ракетные станции.

Путин выступил против планов США разместить свои радиолокационные станции в Чехии и Польше. На пальцах объясняя нам, что за бред несут американцы и англичане, которые рассказывают о направленности этих станций против ядерных атак из Ирана. Где Иран, а где Чехия и Польша? Если вы помните географию, что ракета в Англию из России летит через Данию, а в США вообще через Северный Полюс. А вот из Ирана она летит именно через Чехию и Польшу. Поэтому властям не помешает выучить, что Земля круглая.
Доводится слышать о чудовищном сращивании церкви и государства. Вот они Pussy Riot посадили на 2 года и в школах преподают Закон Божий.

Если в школе давать читать отрывки из Евангелия, то дети, возможно, прочтут фразу: "Господи, прости их, ибо не ведают, что творят". И тогда, может, православие православных станет более православным, и они начнут понимать много чего.

Доводится слышать о чудовищном сращивании церкви и государства. Вот они Pussy Riot посадили на 2 года и в школах преподают Закон Божий

Хорошо было бы, чтобы в школе преподавалась история науки. Я не говорю о простых вещах, как то, что Земля круглая, или бактерии не видны невооруженным глазом. Люди тогда узнавали бы, что можно спорить, и что неверная теория тоже может быть ценной.

Я за всяческое образование, и повторюсь, включая изучение ошибок, потому что многие ошибки сыграли очень важную роль в жизни.

***

"Высказывать свою точку зрения – это все равно, что убивать". Что же делать? А это ваш выбор.

Молодые люди приходят в СМИ и им говорят, что правила такие. Это значит, что кто-то решил за вас, что нужно делать.

Довольно часто СМИ прикрывают своих журналистов в суде. Но вот на страшном суде главред за вас точно отдуваться не будет. И этот выбор – что правильно, что нет, - он принимается человеком лично, при чем в каждом конкретном случае. Это… сердце.

***

А чтобы заставить человека плакать – прочтите 20 моих текстов про больных детей. Только не интервью, а тексты – они направленны на то, чтобы человек заплакал. И если в 18 случаев из 20 вы заплачете, вы не плакса.

Лучше не чувствовать очень сильно – это отвлекает от работы. Представьте, что врач, которому нужно оперировать, начинает плакать...

***

Я считаю, что людям важнее знать не в 725-й раз о перетягивании того же одеяла между Януковичем и Тимошенко, а интереснее слышать о людях. Тимошенко мне нравилась в гендерном смысле. Главный интерес "Оранжевой революции" заключался не в тех, кто стоял на сцене, а тех, кто стоял на Майдане.

Нечестные не доверяют друг другу. Даже двое тех, кто доверяет друг другу, обыгрывают нечестный мир. И тогда популяция честных растет

Главный интерес заключается в том, что было в душе у человека, который оторвал свою задницу и пошел на Майдан, не согласившись с результатами выборов.

У любого человека, который занят каким-то делом, возникает механизм осмысленной и созидательной жизни. Поэтому для улучшения общественно-политической ситуации что в России, что в Украине, мне кажет, важнее писать о людях, чем заменять Партию регионов БЮТом или наоборот. Про это писать надо, потому что это новость, но это довольно бессмысленно, потому что они либо застынут в одном положении, либо переворачиваться и никакого продвижения не будет.

***

Вот, революция победила, интеллигенцию – кого убили, кого выслали, кого в тюрьму посадили, потом война… Вопрос: откуда тогда взялся академик Сахаров? Если много-много лет хорошие люди планомерно уничтожаются, логично предположить, что останутся одни мерзавцы. Нет, это не так, откуда-то же появляются Сахаровы.

Есть объяснение. Исследование было сделано на животных, а не людях. Понятно, что быть сволочью в популяции хороших быть очень выгодно – никто не думает о том, что человек может красть – а ты вор. Выгодно быть вором в популяции честных, количество воров растет. Это продолжается, пока не остается суть популяции честных. Выясняется, что маленькой сути честных выгодно быть в мире нечестных, потому что нечестные не доверяют друг другу. Даже двое тех, кто доверяет друг другу, обыгрывают нечестный мир. И тогда популяция честных растет. И так циклично.

Валерій Панюшкін, журналіст


 


--- Основные правила Европейского Этикета ---

Реклама

Календарь
«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Ноябрь 2018 (2)
Апрель 2016 (1)
Апрель 2015 (1)
Февраль 2015 (1)
Октябрь 2014 (1)
Август 2014 (1)
Облако тегов
bitcoin, SEO-копирайтер, Беркут, ГАИ, Генпрокуратура, Генпрокурор, ДТП, Детектив, Журналист, Журналист Премия Журналистика Расследования, Журналистика. Удостоверение журналиста, Журналистские расследования, Законопроект, МВД, Милиция, Распространение, Расследования, СБУ, СМИ, Свобода слова, Уголовная ответственность, Фриланс, Черный пиар, Этический кодекс, алист, евромайдан, защита прав, кибер-журналистика, коррупция, нарушение ПДД, ньюсмейкер, отчеты, права журналиста, права человека, репортаж, репортер, рецензии, травмат, травматик, травматическое оружие

Показать все теги
ОПРОС
Знаете ли Вы свои конституционные права и пользуетесь ли ими ?!

ДА
НЕТ
МНЕ безразлично